Вітаю Вас Гість!
Субота, 19.09.2020, 11:18
Головна | Реєстрація | Вхід | RSS

Пошук на сайті

Посилання



Слово Митрополита

Стефан, митрополит Киевський та всій України

По гарячих слідах 3 ...

Слово Митрополита

Головна » Слово Митрополита » Виктор Веряскин Митрополит(2008-2013) » Статті

«ДЕТИ МОИ, ЭТО ПИШУ ВАМ...»
Чтение, от которого мы оттолкнемся - 1-е послание от Иоанна 2:1-17. Но мы возьмем в контексте, с первого стиха. Открываем Евангелие:

"Дети мои, это пишу вам, чтобы вы не грешили. А если бы кто согрешил, то мы имеем Ходатая пред Отцом Иисуса Христа, Праведного".

Это перевод епископа Кассиана. Если кто взял другой перевод, обратите внимание, что в любом переводе основной смысл одинаков, но есть нюансы, варианты. Он обращается: "Дети мои!" Они не его физические дети, потому что большинство апостолов и проповедников семей не имели, потому что все свои силы вкладывали в служение.

Получается, что мы сразу сталкиваемся с особым применением знакомого нам слова - дети не буквальные, не физические дети апостола, а значит, он называет их духовными детьми. Он отец им духовный, потому что они уверовали через его проповедь. Он берет на себя право давать им наставления. Они, признавая в нем своего духовного наставника, отца, который их породил духовно, принимают от него отеческие наставления. Это условное наименование "отцы и дети" и дальше мы с вами убедимся, что эти слова так и применяются.

Почему я на этом заостряю внимание? Иногда у нас появляется вопрос, когда человек, не зная весь текст Священного Писания, читает: «Не называйте себе отцом никого на земле, один у вас Отец Небесный!» (Мтф 23:9) Но если буквально понять, то Евангелие запрещает папу родного отцом называть! Но в Писании сказано также, что от Него, Отца Небесного, именуется и всякое отечество на земле. Если нет Отца с большой буквы, откуда у нас будет уважение к отцам земным?

Мы эти образы проецируем. Написано: «Чти отца твоего и матерь твою» (Втор 5:6), потому что земной отец представляет тебе образ Небесного Отца. Потому что Он - Создатель, от которого все произошло, а ты произошел от земного отца, он тебя родил. Это один из намеков на источник, на причину, из которой ты сам пришел. Ты, оказывается, следствие по отношению к своему отцу. Эти взаимоотношения сразу полагают во всю нашу жизнь порядок, уважение. Я напомню вам одно место апостола Павла, где он прямо говорит: «Я родил вас моим благовествованием. Дети мои, я снова в муках рождения, доколе не изобразится в вас Христос» (1 Кор 4:15).
Он пишет, что он духовно их родил своей проповедью, своим благовествованием. И вы уже понимаете эти слова не буквально, а духовно, метафорически.

Помните, когда Христос с фарисеями разговаривал, а они взяли камни и хотели Его побить. А Он говорит в Евангелии от Иоанна: «За какое из Моих добрых дел хотите Меня побить камнями?» Они отвечают: «Не за Твои добрые дела, а за то, что Ты, будучи человеком, делаешь себя Богом». Христос спрашивает: «А разве не написано в Священных Писаниях, что мы все дети Божьи? Не может нарушиться Писание! Я обоснованно называю вас и себя детьми Отца Небесного, сыновьями».

Знаете, что они ему сказали: «Тебе еще и 50-ти лет нет, а ты будешь нас учить?! У нас отец - Авраам». И здесь Христос произносит страшные слова: «Если бы ваш отец был Авраам, а вы были его дети, вы бы Авраамовы дела делали. Но ваш отец - дьявол, и потому вы меня не принимаете».

Когда мы начинаем полагать различия, о каком отце идет речь, только тогда мы овладеваем смыслом Священного Писания и своим отношением к нему. Тогда фраза "разделяй и властвуй" приобретает совершенно иное значение в духовном смысле. Научись разделять и раздваивать понятия. Тогда овладеешь и смыслом текста, и своим отношением к нему. Тогда не будешь раздражаться на букваря-сектанта, который будет тыкать в текст пальцем и говорить: «Вот как написано по букве!» Вы уже будете понимать, как можно, а как нельзя.

Может быть, я слишком долго говорил об этих словах, но в оригинале там даже не «дети» написано, а «деточки». Когда он их питает «молоком», он их так ласкательно и называет. Еще мы одно слово затронем - ходатай там написано, в греческом оригинале - параклетос - а по-латыни - адвокатуc. Заступаться за кого-то, ходатайствовать за кого-то - это, оказывается, разновидность служения. Дух Святой называется параклетос, по-гречески - утешитель, заступник, адвокат.

Читаем дальше: «И Сам Он есть умилостивление за грехи наши, и не только за наши, но и за грехи всего мира».

Интересная образная система! Священное Писание вообще говорит образами. В латинском тексте, там где умилостивление, стоит слово сатисфакция.Помните из истории, из литературы, сатисфакция - это требование удовлетворения. Оказывается, что мы провинились, и требуется удовлетворение за вину. Это идея воздаяния. Христос, оказывается, чтобы эта справедливость осуществилась, Себя принес в жертву. Он пошел вперед и заслонил нас Собой. Это идея заступничества, ходатайства, это идея заслонить собою, своею любовью другого, не только за нас, но за весь мир. Некоторые думают, что Христос умер только за православных Московского патриархата, или только за баптистов зарегистрированных, или только за незарегистрированных, или только за ... А в тексте четко написано: «Он умер за всех» (Евр 2:9). Он умер за весь мир! Не умаляйте искупительную жертву Христа! Евангелие говорит, что свет Христов просвещает каждого приходящего в мир, что умер Христос за всех и за каждого. Другое дело, что не все это принимают и не все на это отвечают, но это другая тема.

Читаем: «А что мы познали Его, мы узнаем из того, что соблюдаем Его заповеди».

Вот где у нас с вам, братцы, самая большая закавыка. Мы ведь думаем, что нас узнают по тому, что у нас значок на лацкане, или крестик. Мы говорим: «Я христианин, я крещеный». А Писание говорит, что узнают нас, если мы заповеди соблюдать будем! А Его главная заповедь - любовь.

По способности любить узнают учеников Христа.

Вы газеты сегодня читали? Оказывается, все теле- и радиостанции отказались передать обращение Папы Римского к россиянам. Вы же знаете, что россияне бурлят по поводу того, что Папа Римский хочет назначить в России митрополита. Он хотел объясниться, а уже так настроить успели, что ни одна станция, не хочет передать это обращение. Но времена не те, кто захочет, в интернете прочитает. Это не значит, что информация никуда не пошла. Это у нас любовь? У нас ненависть!

Я родился и вырос на Алтае и знаю, сколько немцев там жило с незапамятных времен, и в Казахстане. У них выходили газеты, на радио им давали время для вещания на родном языке. Там много поляков переселенных. Там много католиков и они должны окормляться кем-то. Папа Римский для них ставит своего священнослужителя, но православные - против. А Европа не протестует против приходов православных в своих странах, не отказывается по телевизору передать послание Московского патриарха, потому что они цивилизованные люди, а мы - варвары в этих вопросах. Нам надо друг другу напоминать: Христос умер за ВСЕХ - за католиков и за православных, за поляков; за русских, за украинцев и т.д. Когда мы закрываемся и думаем, что заборы, которые мы поставили, до неба доходят, мы ни Бога не видим, ни себя, ни: религии истинной, ничего, кроме собственного эгоизма...

Вот почему пусть звучит в нас всегда: Он умер за ВСЕХ!

Читаем дальше: «Кто говорит: я познал Его и заповедей Его не соблюдает, тот лжец и нет в нем истины».

Это очень важный момент!

Помните, мы как-то с вами говорили, что этика, на мой взгляд, выше догматики. Некоторые говорят: «Разве спасется мать Тереза? Она не спасется! Она же католичка! Она неправильно Бога понимает!» Люди ставят какие-то догматические формулировки и представления стеной разделяющей и говорят: «Кто думает как я, тот спасется... А кто думает чуть иначе - уже не спасется». И наши марксисты были самые марксистские... Все остальные были левые и правые уклонисты, или ревизионисты. Этот большевизм в нас сидит до сих пор. Это не христианство и это не цивилизованное мышление, это не цивилизованное чувство и это не цивилизованные взаимоотношения. И как нам советовали по капле выдавливать из себя раба, так нам с вами придется давить и давить. И нас будут давить, и выдавливать этого раба. А из нас пока еще ведрами льется рабское, холуйское, большевистское. Как Моисей сорок лет выводил свой народ из рабства по пустыне и вывел, нас с вами, наверное, не меньше будут водить, пока не умрет прежнее поколение, и мы не примем то, что Христос говорил.

Читаем: «А кто соблюдает слово Его, в том воистину любовь Бо-жия совершенна. Из этого мы узнаем, что мы в Нем».

Некоторые так выражаются: «В лоне церкви, в церковной ограде». А значит, есть и противоположное: «не в лоне церкви, не каноничный, раскольник, безблагодатный, не той конфессии, не той юрисдикции». А здесь написано: «По тому узнаете, что он в Боге и Бог в нем, что он пребывает в слове Божьем». Это по-русски так написано. А по-гречески написано: «Надо быть в Логосе». Надо пребывать в слове Божьем, в смысле его, в логике Божественной любви. А логика Божественной любви такова, что она объемлет всех. Прямо говорится, что Он солнце свое заставляет светить на достойных и недостойных, Он дождь посылает на праведных и неправедных. Так и Божественная любовь поступает. Бог не делит человечество на юрисдикции и конфессии. Когда мы бываем в Его слове и в Его любви - мы в единстве, мы в Боге.

В поучениях Аввы Дорофея говорится, что Бог - это центр всего. Мы находимся на окружности, которая определяет степень нашей отдаленности от Бога. Когда мы далеки от центра - от Бога, мы далеки и друг от друга. Если мы начинаем приближаться к Богу в действительности - к центру всего, мы и друг ко другу становимся ближе. Если мы еще к Богу подвинулись, мы и друг ко другу стали еще ближе. Когда мы в Боге и Бог в нас, то мы, оказывается, и друг в друге, и между нами нет ни разделений, ни вражды. Это называется «круг Аввы Дорофея». Вот что обозначают слова: «Он в нас и мы в Нем, и мы пребываем в слове Его». Если остается между нами раздражительность, споры, разногласия, неприятие, ненависть, отсутствие любви, то это показывает, в лучшем случае, что мы не полностью в Боге, и не надо обольщаться, думая: «Я-то в Боге. Это они все не в Боге». Раз ты от них отделился, ты уже не в Боге. Тот, кто в Боге, он принимает всех в свою душу, в свое сердце, в свой разум, даже тех, которые против него. Он может чувствами скорбеть и возмущаться, но его разум, логика, будут говорить: «Они ведь не ведают, что творят, Отче прости их!» Конечно, нам далеко до этого, я понимаю. Это идеал, но это цель и это задача.

Дальше: «Кто говорит, что пребывает в Нем, тот должен и сам поступать так, как Он поступал».

Тот, кто считает, что он в Боге, тот должен оправдывать это, должен поступать, как Он поступал. А если ты не так поступаешь? А если ты не в себе? А кто вместо тебя в тебе? Сам язык нам говорит, что мы редко бываем в себе. А потом приходим в себя, как блудный сын... А эта неделя как раз будет о Блудном сыне, который, когда пришел в себя, то увидел , что он среди свинства. Надо, оказывается, прийти в себя.

Читаем: «Возлюбленные, не заповедь новую пишу вам, но заповедь древнюю, которую вы имели от начала: заповедь древняя есть слово, которое вы слышали».

Это уже сегодняшний первый стих. Он ключевой, мы просто издалека к нему подошли.

Обратите внимание, здесь начинается диалектика. Начинается то, о чем мы говорили, когда записывали термин антиномия. Потому что говорится: «Заповедь новую даю вам — Новый завет». И добавляется: «А заповедь эта и не новая, она на самом деле древняя». «Она древняя или Она новая?» - опять нас спросят формальные логики.

Блаженный Августин пишет, что христианство было всегда. Просто до выступления Христа на проповедь и на общественное служение оно иначе называлось. Но Евангелие - Благая весть - было всегда. Заповедь любви -это не новая заповедь, это древняя заповедь, это вечная заповедь. Поэтому в Откровении Иоанна Богослова написано: «И увидел я отверстое небо, и увидел Ангела, который летел, в его руках был свиток. Он его развернул и там было написано: Вечное Евангелие» (Откр 14:6). Не Ветхое и не Новое, а Вечное Евангелие! Это оно в нашем восприятии Новое, когда мы из одной эпохи смотрим, когда сами мы обветшали, а потом обновились. Мы должны укрепить в своем сознании, что настоящий христианский подход включает в себя принцип единства противоположностей. Это одновременно и новое и старое, и ветхое и возродившееся, в синтезе - единстве тез и антитез. Если мы скажем что это только новое - это будет только одна сторона правды и не вся правда, а значит неправда. Если мы скажем, что Ветхий Завет - это только ветхое - это будет часть правды, аспект одна сторона, неполная правда, а значит неправда. Только тогда правда, когда мы говорим: «Это и древнее, и новое».

Это диалектика уже не в стихийном понимании, а в осмыслении, в логосе, в выражении, в слове. Вы помните, что в предисловии к одной из книг Ольга пишет, что христианство - это не новая религия, она была и до Иисуса Христа, просто после Иисуса Христа она стала называться христианством. Эта идея как раз о единстве Ветхого и Нового в синтезе.

Читаем дальше: «Но притом и заповедь новую пишу вам, что истинно в Нем и в вас, потому что тьма проходит, и свет истинный уже светит».

Он говорит, что эта заповедь хоть и не новая, я ее пишу вам как новую, я ее вам заново напоминаю. Бог нам напоминает всю историю человечества, всю вечность: «Любите друг друга». Хотя бы для начала, престаньте враждовать.

За много столетий до Рождества Христова Конфуций формулировал «Золотое правило нравственности»: чего не хочешь, чтобы не сделали тебе, не делай и ты другим. Этот принцип евангельский был до исторического христианства! В историческом христианстве, как в новой форме выражения вечной истины, содержаться вечные принципы. Вечных принципов сравнительно немного, но на них и нужно обращать внимание. Все остальное в христианстве является наслоением момента, эпохи, времени, языка и культуры.

В христианстве есть временное и вечное. Временное - это форма выражения вечной идеи. Это очень важные моменты, потому что мы думаем, что в христианстве главное - это такой-то стиль храма, или купола. Сущность христианства не в архитектуре и не в музыке, потому что музыка и архитектура меняются вместе со сменой стилей общекультурного человеческого развития. Надо смотреть на то, что неизменно в христианстве. И тогда мы будем видеть тот Логос как нить, которая вечная и единая пронизывает все эти изменения. Мы увидим: это форма новая, а идея вечная! Мы увидим единство вечного и нового.

Дальше пошли: «Кто говорит, что он во свете, и брата своего ненавидит - тот во тьме и доныне».

Потому что если мы говорим, что во свете, но терпеть не можем кого-то... Ну как же ты можешь быть во свете, если ты не любишь? Свет он всех освещает, всех пронизывает, всех согревает. Если у тебя ненависть, ты еще не во свете.

Читаем: «Кто любит брата своего, тот пребывает во свете, и нет в нем соблазна».

Когда мы заявляем, что мы во свете, и мы с иерархией света... Некоторые говорят, что они с иерархией! И мы себя ловим на том, и некоторые люди через тебя соблазняются... А ты не должен никому полагать ни претыкания, ни соблазна, если ты во свете. Ты будешь мудро себя вести, будешь проявлять свою любовь с такой мудростью, а мудрость с такой любовью, что никто об тебя не преткнется, и никому ты не послужишь соблазном. Должны прийти соблазны в мир, но горе тому, через кого они придут. Когда мы неправильно себя ведем, не по православному, мы часто не думаем, что кто-то об нас преткнется. Мы ведь заявляем о себе: «Я духовный, я подвижник, я самый православный из всех православных!» А люди смотрят на нас и думают: «Такое православие?! Да заберите его себе!» В итоге получается то, о чем апостол Павел говорил: «Из-за вас потом имя Божье хулится среди язычников» (Рим 2:24). Мы же письмо, читаемое всеми! От нас же должен исходить аромат благоухания, а от нас вонь исходит.

Дальше читаем: «А кто ненавидит брата своего, тот - во тьме ходит и не знает куда идет, потому что тьма ослепила ему глаза».

Да... При этом можно быть ознакомленным с буквой Священных Писаний! Это одна из причин, почему мы с вами об этом говорим и стараемся дальше и глубже буквы проникнуть в смысл, в логику Священного Писания. Потому что можно успокоиться, потому что крест куплен и одет, свидетельство о крещении есть. Я - регулярный прихожанин. Некоторые прихожане вообще не учатся, а я хожу на курсы. Я продвинутый! В итоге, мы думаем, что мы свет. Но если свет, который в нас свет, то я тогда не знаю, что такое тьма.

«Пишу вам, дети, потом у что отпущены нам грехи ради имени Его. Пишу вам отцы, потому что вы познали. Того, Кто от начала. Пишу вам юноши, потому что вы победили лукавого».

Заметьте себе эти стихи и дома поразмышляйте. В первом стихе, помните, стояло слово «дети». Теперь эти «детки» в разные «клетки» рассажены. Есть дети, есть юноши, а есть отцы. Дальше в этой главе вы и старцев обнаружите - четвертая категория. Не просто все дети, начинается классификация, потому что Одни растут, а вторые так и ходят с «соской». Один уже юноша, а другой все еще на «молоке», третий уже сам отец и кого-то породил, уже через его свидетельство и жизнь кто-то пришел к вере, у него уже появились дети духовные, потом дедом стал, старцем. Вот где дедовщина должна быть настоящая. Здесь биологический возраст является символом возраста духовного, или как писал священник Павел Флоренский, «разных типов духовного возрастания». У него есть такая работа - "О типах возрастания", если попадется, то проработайте, потому что это стержневое и ключевое - растем, или не растем, идем вперед и вверх, или не идем, зациклились?

Помните, как Христос не раз с горечью говорил своим ученикам: «Как много еще хочу вам сказать, но вы не способны вместить!» Потому что не растете, не расширяете и не углубляете свой разум, свое сердце, свою волю.

Дальше: «Я написал вам дети, потому что вы познали Отца. Я написал вам отцы, потому что вы познали Того, Кто от начала. Я написал вам юноши, потому что вы сильны, и слово Божие в вас пребывает, и вы победили лукавого».

Мы всегда кратко говорим, а можно было бы на каждом слове, останавливаться, такая там глубина. Оказывается, мы тогда сильны, когда слово Божие в нас пребывает. А почему мы слабы? Почему не получается с собой совладать и с другими? Потому что в нас нет Логоса, в нас хаос, и из-за этого у нас нет силы. Когда слово Божье будет в нас пребывать, мы будем его в себе являть, мы сможем и себя победить, и оказывать влияние на других.

Дальше: «Не любите мира, ни того, что в мире. Если кто любит мир, в том нет любви Отца, потому что все что в мире: похоть плоти и похоть очей и гордость житейская - не от Отца, но от мира».

Интересно, что здесь категорически противопоставляется Бог миру и мир Богу. Мы с вами знаем, что это прием Священного Писания - заострение противоречий, чтобы нас подвигнуть на достижение синтеза. Потому что мы, с одной стороны, находимся в мире. Этот мир сотворен Богом, а Бог есть источник блага, поэтому православные отцы церкви учат, что сам мир не является злом. Материя не является злом, вещество не является злом. Зло появляется тогда, когда этот мир, эта материя, это вещество начинают перестановку по отношению к Богу. Зло ситуативно. В этой ситуации это злом не является, а в другой ситуации, это же самое, является злом. Значит зло не в природе. Оно появляется из-за нашего отношения к этому, из-за изменения пропорции. То же самое слово, да не так бы ты молвил, оно бы и злом не обернулось. Потому что, словом Господь мир создал и словом Иуда Господа предал.Всё словом делается!

Давайте запомним: православное учение о зле (один из аспектов) заключается в том, что зло несущественно, зло неонтологично, зла не существует. Существует отклонение, искажение, аберрация нашего восприятия, сознания. Поставили одни элементы - появилось зло, вернули их на прежнее место - зло исчезло. Мы уже говорили, что рука сама по себе не добрая и не злая, она нейтральная. Помните, какой термин мы записывали на букву «А»? Адиафора - нейтральный, безразличный, не подлежащий моральной оценке. Не добродетель, но и не порок! Это нейтрально по природе. Зло коренится не в руке, а в твоем настроении, в твоем употреблении этой руки. И книга ни в чем не виновата, и телевизор не виноват. Дьявол не в «ящике», а в тебе, когда ты неправильно пользуешься «ящиком». Это очень важно, это принципиальный вопрос. «Нет ничего в самом себе нечистого, только почитающему что-либо нечистым, для того оно нечисто» (Рим 14:14).

Дальше: «И мир проходит, и похоть его, но творящий волю Божию пребывает вовек».

Давайте, обратим внимание, что есть нечто преходящее, а есть нечто непреходящее. Опять временное и вечное. Форма меняется, проходит. Проходит не мир, а образ бытия мира. Данный образ бытия мира сменяется на следующий образ бытия того же мира, потому что мир был в античности, мир был в средневековье, мир был в эпоху капитализма и т.д. Были какие-то представления об общественно-экономических формациях, но человек был человеком и в той эпохе, и в этой. Сменяется образ бытия мира, но не сам мир и не сам человек, и не то существенное, что в мире. Поэтому апостол Павел говорит: «Научитесь видеть то, что непреходяще, не жалейте то что проходит».

Принципы христианства, как духовно-нравственные принципы - они вечные. Но есть принципы, а есть способы их применения. Они в каждой новой ситуации иные, и это есть нечто вечно обновляющееся. Кстати, апостолы и святые отцы говорили, что истинная Церковь отличается тем, что она вечно обновляющаяся. Церковь погибнет, если будет акцентировать внимание только на ортодоксальном и не будет придавать значения обновлению. Должно быть единство того и другого при сохранении вечного принципа. Но нужно освежать форму его подачи, интерпретации, объяснения, воплощения в данной временной ситуации.

9 февраля 2002 г.

Рубрика: Статті | Опубліковано 07.08.2012 | Переглядів: 792 
Всього коментарів: 0
Имя *:
Email:
Усі смайли
Код *: